15:02 

Болванщица
Знаете, я тоже буду аистом. Хочу приносить людям счастье^^
Название: Начало
Автор: Болванщица
Фэндом: KHR
Пейринг: 8018
Рейтниг,жанр: AU, R/NC-17, romance и немного драмы вначале.)
Предупреждения и пожелания: исходя из названия можно подумать, что это первая часть. Так вот, сразу – НЕТ, это законченная вещь! На данный момент – точно)


…Рассвет едва брезжил над городом. С крыши его было наблюдать наиболее выгодно – вся красота как на ладони: и выползающего из-за других крыш солнца, и сонного города, потихоньку подающего признаки жизни – заканчивается ночная смена, встают «жаворонки», у кого-то начинается рабочий день. Стоящий на крыше городской больницы мужчина неуверенно смотрел на все это, вынужденно опираясь на костыль и стараясь не упасть на месте. Ограды здесь не было: лишь бортик чуть выше колена, на который не так трудно вскочить здоровому, да и калека (при желании и отсутствии посторонних), справится. Однако человек медлил. Кроме просыпающейся после анестезии боли, его терзали вопросы глубоко эгоистичной направленности, столь свойственные представителям рода людского.

Несколько дней назад у него было если не все, то очень многое. Работа, которую он любил всем сердцем, здоровое тело, подаренное природой и собственными усилиями. Была цель в жизни… И вот так, в один момент, по чужой – или все же, по собственной? вине, все пошатнулось и висит над пропастью. Гораздо большей, чем та, что внизу – здесь-то всего 9 этажей.
…А ведь планета и дальше будет равнодушно крутится, люди жить своими печалями и радостями… А вот его жизнь, скорее всего, кончена…
Может, не стоит ждать жестокий приговор? Всегда казавшийся глупым, теперь такой соблазнительный вариант! Всего-то - залезть на бортик и шагнуть вперед. Несколько мгновений – и мир запомнит тебя как хорошего гонщика и отличного парня….
-Тебя толкнуть что ли? – некстати вклинился в пессимистичные мысли голос откуда-то с боку. Мужчина судорожно дернулся, едва не перевалившись уже по случайности: но целая рука рефлекторно уцепилась за опору (костыль), а тело предпочло шлепнуться на пол, а не на сереющий внизу асфальт. Но и обладателя голоса, несостоявшийся суицидник, наконец, увидел.

Слева, беспечно прислонившись к бортику, сидел мужчина, примерно его же возраста. С достаточно специфическими чертами лица – бесспорно, красавчик, вот только глаза усталые и раздраженные – но их вполне хватает на враждебную ауру в пару метров. Поп-идол? Актер? Вроде нет…
Сигарета тлеет меж тонкими пальцами – ещё и пары затяжек не сделано, но, сколько он тут уже сидит – непонятно. Черные волосы, темная одежда – неудивительно, что в полумраке не заметил, а он еще и сидел неподвижно … Рядом тряпкой валяется что-то светлое, но сейчас это несущественно.
- Простите, что?.. – выдавил мужчина, справившись, наконец, с собственным, мгновенно пересохшим горлом.
- Ну, ты же прыгать собрался, так? – незнакомец с тоской глянул на сигарету и резким движением затушил о пол. – Конечно, это только твое решение и все такое… Но зачем тогда тянуть? Рабочий день в больнице по сути круглосуточен, тормознешь – найдут, усыпят и скрутят. Или наоборот, как получится. – Пожал он плечами. – И будет тебе ещё и неврология, как все срастется…
Самоубийца-неудачник слабо рассмеялся – на воображения он никогда не жаловался. Непрошенный собеседник же продолжил: - Но раз уж ты решился на столь дурацкий поступок, наплевав на старания врачей и остающихся в этом мире близких – вперед! Могу помочь, пока добрый. Не бойся, скажу, что не успел тебя остановить. Ну, так что, прыгать будешь? – мужчина поднялся. – Или струсишь и вернешься в палату «баиньки»?
Он же просто издевается!
- Да что ты знаешь?! – прохрипел больной. Хотелось кричать о своем несчастье и страхе. Страхе перед неясным будущим. Но глотка словно брала пример с Сахары: слова его показались шелестом песка.
- Ничего. – Неожиданно легко согласился собеседник. – Кроме того, что у тебя все равно кишка тонка. Ты хоть свой диагноз и прогнозы толком знаешь?
Эта мысль заставила прекратить жалеть себя и задуматься. Действительно, под анестезией, он слышал лишь короткие бессвязные названия и фразы, а тело болело целиком. Но раз болит – значит, он жив и смертельно ничего не повреждено. Даже рука – мужчина с недоверием покосился на гипс – обездвиженная и, как сказали, раздробленная, - тупо ныла под перевязкой.
Смех повторился и уже громче. «Самоубийца», пошатываясь, поднялся и побрел к выходу с крыши.
- Идиот. – емко бросили ему вслед.
Умирать почему-то резко расхотелось. А вот прилечь – очень даже.
***
«- … и последнее в этом выпуске. Как вы знаете, через неделю начнется долгожданная «гоночная неделя». Авто-, мото-, вело- и другие колесные – на любой вкус. К сожалению, главный фаворит мотоциклетной, гонщик Ямамото Такеши, принять участие в этот раз не сможет - напоминаем, несколько дней назад Ямамото-сан попал в аварию, буквально пожертвовав собой, чтобы отвести удар от пешеходов. Обстоятельства все ещё выясняются, состояние прошлогоднего чемпиона стабильное, но серьезное – ни врачи, ни агенты большей информации в СМИ не пускают….»

Ямамото досадливо клацнул пультом и с третьей попытки переключил. К нему журналистов, естественно, не пускали, да и он сам желанием не горел. Приближение долгожданной гонки немного угнетало, но уже не так сильно. Со вчера, после неудавшегося рандеву со смертью (сейчас попытка казалась ему смехотворной и стыдной), как зашел заведующий отделением и расписал все аспекты его состояния, настроение у гонщика пошло в гору: ребра срастутся, ссадины и растяжение заживут, а правая рука, неудачно принявшая на себя всю тяжесть падения и треснувшая в локтевом суставе – по кусочкам собрана на операционном столе, упакована в гипс и ближайшие пару месяцев будет заживать. Затем реабилитация – и возможно уже в следующем году он вновь стартует со всеми и наконец, выйдет на мировой уровень. План, задуманный на этот год, придется просто слегка сместить. В любом случае, сам Такеши не жалел, что в тот вечер все-таки объехал тех подростков и, своим маневром, позволил встречным машинам затормозить. Ну а то, что сам, слетев с мотоцикла неудачно (хотя нет, удачно – живой же!) сгруппировался - это уже вопрос случая. В данный момент – полностью закрытый.
Придется поболеть и побездельничать. Друзей к нему пока тоже не пускали, хотя постоянно приветы передавали. Палату менеджер выхлопотал отдельную, маленькую, но со всем необходимым. Главной неприятностью была загипсованная правая (тест на чувствительность дал хорошие результаты, но гипс списывал их на нет). Ходить он тоже мог, правда, припадая на потянутую ногу, да и тело в ушибленно-поцарапанных местах болело. Хорошо хоть позвоночник и мозг целы – Ямамото был искренне благодарен тому мужику с крыши, чьи циничные фразочки выбили из него паническую дурь.
Интересно, кто же он такой?..
- Ямамото-сан, как вы себя чувствуете? – Хром Докуро-чан, приставленная к нему медсестра, мышкой прошмыгнула в палату. Такеши улыбнулся – ему нравилась эта робкая милая девчушка, чересчур ответственно подходившая к своим обязанностям.
- Все нормально – он приветственно кивнул ей, и без возражений позволил сменить пижамоподобную накидочку, гордо выдаваемую больницей всем своим клиентам, особенно палатным: далеко в такой не убежишь. Девушка померила ему температуру, записала данные с приборов, взяла кровь из здоровой левой руки. Пока она была занята, Такеши молол какую-то забавную чушь – ему совсем не хотелось, чтоб медсестричка и дальше боялась своего звездного подопечного. Под конец она даже улыбнулась на одну из шуток. Закрепить успех гонщику помешали.
Дверь бесцеремонно распахнулась, явив присутствующим… давешнего мужчину с крыши. При свете солнечного дня и в полный рост, он выглядел менее внушительно – Такеши его на голову выше был. Врачебный халат, с иголочки, сидел на нем как литой. Бейдж прилагался.
- Хибари-сенсей, добрый день. – Хром вновь оробела. – Ямамото-сан, это ваш лечащий врач.
***
Выдав положенную информацию, Докуро умчалась по своим медсестринским делам. Врач повел себя на удивление правильно: поспрашивал про самочувствие, сам все прощупал, осмотрел. И куда делась та равнодушная сволочь с крыши?..
То ли с непривычки, то ли ещё по какой иной причине, пальцы врача показались Такеши прохладными и мягкими – чувствительные, наверное. А при осмотре ребер, Ямамото не удержался, позорно сдавшись смеху – прикосновения были разной интенсивности, а щекотки он с детства боялся.
- Ну что, жизнь продолжается? – как бы невзначай спросил Хибари, закончив осмотр.
- Ха - ха, типа того. Меня зовут Я…
- Ямамото Такеши. – подхватил доктор. – 23 года, гонщик. Знаю.
- Новости? – хмыкнул мужчина.
- Медкарта. – Поправил сенсей. – Так ладно, ты тут в отделении не один. Отдыхай.
Он быстро что- то дописал в карте и направился к двери. Уже на пороге его догнали слова:
- Хибари… спасибо.
- Было бы за что.
***

- Хром, ну не упрямься! – Мими закатила глаза. Вот же упрямая коза! – Ну, давай махнемся палатами, я все со старшей медсестрой сама улажу! Ну, хоть на пару дней!
- Но к 808 приставили меня. – Тихо, но уверенно возразила девушка, собирая на подносик лекарства и витамины. Упрашивали её вот уже который раз за последние несколько недель – безрезультатно: Докуро свято была убеждена в своем долге перед порученными ей пациентами. Да и гонщик из 808 оказался хорошим, веселым парнем – не подтрунивал и не стремился вогнать её в краску, как остальные. Тем более, как разрешили посещения, к нему народ постоянно толпами валит – не хватает ещё и местных фанаток!
«- Вот сука!»– шипели за спиной товарки, даже не заботясь, слышат ли их. На то и рассчитывали ведь – что расстроится и сдастся. – «Заграбастала себе выгодного мужика и окучивает! Ишь как выслуживается! Может ты ему ещё и «спец» массаж делаешь? Ха-ха-ха, а с виду такая скромняшка!». Впрочем, Докуро уже не обращала внимания. У них вечно она виновата – и что брат зав.отделением, и что один из самых симпатичных и успешных хирургов - начальник… Теперь и это. А вот то, что она в колледже изо всех сил на медсестру училась, лучшей на потоке была – это они в расчет не принимают. Только как ещё один повод для гадостей.
Пациентов усердная медсестричка вполне устраивала, поэтому завистницам оставалось лишь шипеть. Впрочем, вероятно, что именно с чьего-то злого языка коллег слетело, будто звезда мототрека с ней интрижку крутит.
Глупость несусветная!
Если б кто спросил мнение самой девушки, она б помялась слегка, но поделилась бы своей, гораздо более правдивой и пикантной догадкой.
Начальник подозрительно часто «осматривал» Такеши-сана и бывал в его палате в свое столь редкое свободное время. Сам гонщик, видимо считал, что это нормально - думал, что, возможно, так и надо. Правда, они по большей части разговаривали, но Докуро замечала, что общение друг с другом им в радость – и пусть, что как «женатая парочка»: спорили иногда, а со стороны разговор вообще мог показаться и обидным бывало. Хибари-сенсей со своим сарказмом же не расстается, а Ямамото-сан человек легкий и общительный – вон, с половиной больницы уже передружился, нога почти восстановилась, ходит он достаточно бодро. Дети от него в восторге, старики хвалят, а мужчины и женщины никогда не возражают против его компании.
В общем, Хром была рада, что познакомилась с этим человеком, но о месте его дамы сердца даже не задумывалась. Однако и другим начать «охоту» на красивого, молодого и успешного спортсмена (а что у них - так это ж временно, и не таких на ноги ставили!) давать не собиралась.
***
- А теперь Длинноухий тигр из племени Монодия, защищайся! – мужчина коварно подхватил растерявшегося мальчонку под мышки и, крутанув мальца пару кругов на месте, поставил обратно. Подхватил мягкую игрушку уже хотел в шутку замахнутся (вместо меча), как почувствовал прохладные пальцы у себя на шее.
- Ямамото Такеши. – протянул стоящий сзади врач, надавливая чуть сильнее. – У тебя процедуры и осмотр. Не явишься - камикорос.
Дети, притихшие при появлении грозного «дяди доктора» услышав знакомое «камикорос», сами потянули «старейшину клана ласточек Дождя» (сегодня) к процедурным кабинетам. Он им ещё живым был нужен.
Хибари-сенсей посмотрел немного на эту «процессию» и отправился следом. Он уже почти к этому привык.

***
- Дружище, ну ты как?! – экстремально (наверное, весь этаж слышал) поздоровался с больным товарищем Сасагава Рёхей, наконец выкроивший время дойти лично (пока ограничивался звонками).
- Как-то так, семпай. Моментами даже неплохо. – Такеши с тревогой прислушался к ребрам и, кажется, хрупнувшему от объятий гипсу. Это Сасагава ещё поосторожничал.
- Значит, не ошибся я, отправив тебя в эту больницу! – Рёхей оказался тогда поблизости, вместе ехали с какой-то презентации, только он на мост завернул и чуть припозднился. – У меня тут друг работает, он тебя, кстати, и собирал по частям. Классный мужик!
- Эээ – Ямамото недоверчиво почесал щеку. Ну не стыковался у него образ семпая и …
- Время осмотра. – Привычно возвестил Хибари, заходя в палату и тут же шарахнулся обратно в коридор.
- Эй, Кёя, стой! - Рехей было рванулся за одноклассником, чуть не поприветствовав носом дверь. – Он всегда такой, потом поймаю. Лучше давай рассказывай, что у тебя и как! – продолжил он.
Стоило Такеши неуверенно начать рассказ о своем текущем состоянии, Сасагава коварно цопнул его за гипс и несмывающимся маркером (откуда только вытянул!) принялся старательно что-то вырисовывать. На возмущенное «Семпай!» - не отвлекаясь, ответил « Ты продолжай, я слушаю». Пришлось Ямамото смирится с экстремальной… звездочкой и непереводимыми (из-за подчерка) пожеланиями. До семпая гипс удавалась сохранить в девственной чистоте, хоть желающих было немало.
***

Время, проводимое в больнице, летело странно, рывками – то долг и нудно (процедуры, анализы и т.д.), то быстро и весело (Хибари, дети). Друзья и фанаты вновь утратили «доступ к телу» - администрация больницы задолбалась с этим мирится и разрешила лишь почтовый способ связи и по работе. Гокудера, его менеджер, предпочитал звонить; заявился он всего три раза за полтора месяца. Такеши подозревал, что причина проста: в первый раз Хаято попал на время осмотра Хибари, и они с Кёей друг другу не особо понравились. Ну и ладно, ближайшие полгода он все равно в вынужденном отпуске; менеджер тоже себе взял и уехал к родне в Италию.

Ямамото чувствовал, что постепенно возвращается к привычному себе. Большая часть тела уже почти не болела, рука благополучно срасталась, ссадины зажили почти все. Он даже стал находить в себе силы на сексуальные фантазии и попытки к самоудовлетворению. Постоянной девушкой Такеши как-то пока не обзавелся (гонки занимали слишком много в его жизни), а временные подружки благополучно разлетелись по здоровым товарищам или противникам. Обидно конечно, но он их не винил – серьезного их ничего не связывало. Но вот воспоминания они оставили и приятные – на его скорбные потуги левой рукой вполне хватало. Заниматься этим приходилось по ночам (чтобы Хром не пугать). Кстати, Докуро в фантазиях тоже мелькала. Как и лечащий врач – ну вот, опять!
Такеши досадливо поморщился – стоило вспомнить Кёю, как уже почти наступившая разрядка улетучилась – стало только тверже. Начинай сначала, да?..
- Вао… Плюшками балуешься? – ехидно спросили справа.
Ямамото аж холодный пот прошиб – будучи один в палате, про дверь он забывал, занавеску не задергивал. Просто глаза закрывал и представлял. Посещение его палаты было для строго ограниченного круга людей, да и голос этот он узнал бы из тысячи. Хибари, дежуривший сегодня ночью и зашедший сменить ему капельницу, судя по выражению лица, был тут почти с самого начала.
Вот гад!
- Прекрати – Ямамото беспомощно (а что тут сделаешь?) откинулся на подушку. Хибари фыркнул и вдруг ловко пощелкав пультом, приподнял кровать Такеши до почти сидячего положения, слегка опустив по высоте. Сел на край, и прежде чем мужчина успел понять, что он делает, нащупал «проблемную зону».
- Помочь? – почти с той же интонацией, что тогда на крыше, спросил он.
Будь он и тогда настолько близко – врач специально наклонился к нему – Ямамото, наверное, и тогда бы не смог отказать. Когда же он в него так… втрескался?..
- Если тебе не трудно. – Вернул улыбку Такеши. Кёя улыбнулся и, как нечего делать, забрался к нему на ноги, ближе к бедрам. Легко отбросил простыню и начал «осмотр».
- Ого. – Довольно протянул он. Легонько пробежался пальцами. Задев все чувствительны точки, профессионально определяя малейшую реакцию. Оперся одной рукой на поручень кровати, другой – медленно расстегнул свою рубашку (или это Такеши показалось, что медленно?). Взял руку Ямамото и, словно показав точку отсчета, прижал к своей груди.
- Только здесь трогать. А то мешать будешь. – Прокомментировал он это действо, подсаживаясь поближе к паху гонщика и поступательными, ещё медленными движениями, лаская напряженную плоть мужчины. Больной заворожено облизал пересохшие губы и отправился изучать «открытую зону» - особо заостряя внимания на сосках, оказавшихся достаточно чувствительными, чтоб напрягаться от прикосновений даже пальцев. Рука сенсея ловко скользила по члену «пациента», то ускоряя темп, то наоборот, словно дразня. Иногда Кёя нагибался веред, позволяя коснуться шеи губами, и внезапно (Ямамото не понял, когда именно), взялся сразу за два, вытащив свой, уже вполне твердый. Чуть меньше по размеру, но не уступающий по толщине, кажется, - Такеши опирался лишь на новые впечатления от ощущений, классных, надо сказать. Хибари полностью вел в этом странном акте, а когда волны наслаждения стали отчетливей и сильнее, он слегка налег на Такеши, ускоряя движения и подключив… поцелуи. Ямамото всецело поддержал это начинание – здесь-то его ничто не ограничивало. Дыхание стало более рваным, тяжелым, кровать слегка начала поскрипывать (интересно, чем?). Вживую дело пошло куда веселее, и, к сожалению быстрей – Такеши с огорчением понял, что кончил раньше. Впрочем, доктор его, особо не расстроился - ухмыльнулся только и продолжил сольно. Через пару минут дуэт возобновился: уж больно активно двигался Хибари и слишком соблазнительно ласкал себя (ну, напоказ же)).
В этот раз, получилось одновременно.
- Доктор, кажется, у меня, «это»… - слабо пошутил Ямамото, когда Кёя с него слез и, за считанные минуты, привел все в порядок. Отпускать мужчину не хотелось, но Такеши твердо понимал, что сейчас толком сделать ничего не сможет. Ну теперь-то он уверен, стоит попробовать спросить:
– Может, .. мы… любовь?..
Хибари с сомнением фыркнул.
- Не факт. Но… - он лукаво наклонил голову и мило улыбнулся. - Если подтвердим диагноз, знай - это неизлечимо. И нуждается в постоянных профилактических мерах, особенно если дойдет до осложнений… Спокойной ночи. – Добродушно пожелал он и безжалостно лишил свежевлюбленного, немного, но нежно изнасилованного пациента, своего общества и оставил гадать, что именно он имел в виду под «осложнением».
***

Со стороны завязавшийся той ночью роман замечен не был (ну, по большей части). Пациент и так оптимистом был, а что Хибари-сенсей трудоголик и почти живет в кабинете (преувеличивали не так уж и много), знала вся больница. Поэтому никого не удивляли участившиеся ночные смены Кё-сана или отличное настроение у обоих. Считали, что это гонщик на своего врача положительно влияет.
На самом деле влиял именно врач, всерьез взявшийся за сексуальное воспитание своего подопечного. Из-за травм Ямамото, в позах они были ограничены – утруждаться ему ещё было нельзя, а Кёя лучше всех знал, до какой степени. Вот и осваивали они сидячие и лежачие варианты, причем вел исключительно Хибари. И «по-полной» – не давал.
Такеши был и этим счастлив, изливая свои чувства в старательности по мере сил и крутясь поближе, когда Кёю у него забирали другие пациенты – он же все-таки на работе.
По его просьбе, агентство разрешило остаться в больнице до полного выздоровления – какое домой, когда через ночь, а если удавалось и чаще бывало – его так добротно «лечили»?
В общем, Такеши был доволен и счастлив, стремительно идя на поправку. Был лишь один крохотный пунктик.
***
… С мужчиной 69 он попробовал в этот раз впервые. Из его девушек она мало кому нравилась почему-то, вот опыта особо и не было. Но следуя указаниям любимого сенсея, Такеши очень старался. Хибари довольно постанывал, когда получалось, хотя Ямамото это едва слышал – сам от избытка ощущений почти не сдерживался. И как Кёя ухитряется сохранять эту насмешливую и столь притягательно-развратную улыбку и относительное спокойствие?!
Сколько они уже этим занимались, гонщик сбился со счета, но ни разу на его памяти партнер не выглядел смущенным или теряющим контроль. Это тоже было возбуждающе, но интересно же!
Прекрасно осознавая, что это может стоить ему жизни (у Хибари было очень своеобразное чувство справедливости), Такеши, нежно поглаживающий левую ягодицу любовника, сместился рукой ближе к центру. Словно невзначай лизнул пальцы и осторожно коснулся…
- Не смей! – поздно, Кёя поздно. Анальная стимуляция оказалась неожиданным, но верным решением – вот и румянец, и бессильно-злобный взгляд. Но останавливаться Кёя не просит – зачем, если это так…нн, приятно!
Правда, дальше рук и языка Хибари «зеленый свет» так и не дал.
Но с тех пор, вставить ему «по самое по «за»» стало личной, «голубой мечтой» Такеши.
***
-… и выписки не забудь. А что, из 808 тоже сегодня выписывается? – зав отделением и так все знал, просто уточнял.
- Да, реабилитация закончилась. – Подтвердила Хром. Ей было немного грустно, что её подопечный, и уже, скорее – друг, покидает больницу. Хотя это и не означало, что они прекратят общаться – Такеши таки выклянчил её мэйл и телефон. Свои тоже дал и обещал заглядывать и, стараться - не пациентом. – Он уже вещи отправил, одевается. Сказал только, что хочет попрощаться с Хибари-сенсеем…
- Ярэ-ярэ. – покачал головой старший брат. Мукуро и без сестриных догадок уже давно все просек. Его эта ситуация даже забавляла. – Что ж, вполне ожидаемо. Значит, слушай сюда – отнесешь вот это в регистратуру – а это (на стопку папок легла бумажка) к смотровому, у Кёи сейчас прием, но…

По соседнему коридору проковылял юноша со сломанной ногой. Савада-кун был последнее время завсегдатаем больницы – человек хороший, да больно неуклюжий и невезучий. И самой большой его неудачей было то, что зав. отделением травматологии имел на него виды.

- Короче, сама разберешься. Цунаеши-кун, пора на перевязку! – и Мукуро побежал догонять улепетывающего со все мочи (случайно заметившего своего врача) пациента.
«Все равно же догонит» - грустно подумалось Докуро, но работа не терпела отлагательств. А в маньячных наклонностях брата она и так была уверенна.
***

…. Спасибо, доктор! – дедок уже какой раз от всего сердца потискал ему ладонь и наконец, ушел. Кёя устало выдохнул – перерыв взять, что ли?
Ладно, ещё одного он как-нибудь выдержит.
- Можно? – в приоткрывшуюся дверь с любопытством заглянул один небезызвестный гонщик. Уже какое-то время ходящий, без бинтов и гипса, теперь и без повязок – окончательно поправившийся и впервые за все это время – свободно двигающийся.
С сегодняшнего дня уже не его пациент.
- Что-то забыл? – нелюбезно спросил Хибари, даже не оборачиваясь. Конечно, он мог вытолкать навязчивого «пациента» взашей, но почему-то медлил. Наверное, из интереса – как же они будут прощаться?..
Щелкнул замок. Ямамото спокойно положил ключ на стол, небрежно кинув рубашку на кушетку. Приобнял сзади своего упрямого любовника.
- У нас осталось одно незавершенное дело.- Ого, а не слишком ли он смел для едва выздоровевшего?.. Хибари нахмурился и все-таки повернул голову – грозно сверкнули очки. Такеши восхищенно присвистнул:
- Почему при мне никогда не одевал? Тебе так идут…
- Потому и не одевал. – Буркнул Кёя. Его любовник уже нагло устроился на смотровом столе – расселся, как у себя дома! Соорудив из длинных ног весьма весомые преграды. Откатываться в кресле назад, словно капитулируя, Хибари совсем не хотелось: он гордо встал и тут же оказался кольце сильных рук - Ямамото и не думал отступать.
- Ты, правда, так этого хочешь? – кисло спросил Кёя, оставаясь видимо равнодушным к потискиваниям и беглым поцелуям. Не сдавать же позиции сразу?..
- Я знаю, что ты тоже хочешь. И теперь не отвертишься – недавно Такеши сам же и поделился своим желанием, за что огреб новый синяк, к счастью, уже заживший. Он ловко и быстро развернул ситуацию, подсадив Кёю на смотровую стол—кушетку и вклинившись у него между ног.
- Что за глупости… - сопротивление казалось неубедительным и самому Хибари. Любовник у него оказался на диво проницательным – слова с ним вообще были чем-то лишним. И соблазнение, задуманное Хибари тогда в шутку, дало дурацкий результат – влюбились оба, как сопливые подростки!
… Задумавшись, Кёя пропустил большую часть раздевания себя. Такеши явно был настроен серьезно и действовал уже умело и оперативно. Мужчина даже немного гордился сноровкой «ученика» - обоим она только в удовольствие и на пользу оказалась. Поцелуи и прикосновения уже не разменивались на изучение – только чувствительные места, дающие мгновенный эффект и удовольствие. Пусть на растяжке это дело и замедлилось – Такеши чуть сбавил темп, остановившись у входа.
- Можно?.. – обожгла мочку уха иступленная просьба. Кёя усмехнулся – такое он позволял очень немногим и лишь при взаимности. А в этом случае…
…Сегодня можно. Сейчас – нужно…
И Кёя сам двинулся навстречу, чуть прогибаясь и закрепляя ноги у любовника на бедрах. Хотя нет – одной лучше упереться в стол….
Такеши спустя пару медленных, в чем-то робких, движений уловил суть процесса и запомнил расстояния до нужной точки…
***
У смотрового отделения постепенно собиралась очередь. Сегодня принимал Хибари-сенсей, вредный, строгий, но замечательный специалист. Однако, не смотря на время, дверь оказалась заперта, и на стук не реагировала. Звуков тоже не пропускала – там внутренняя связь имелась, а стены и дверь плотные. Очередь почему-то была уверена, что там все же кто-то есть: время от времени кто-нибудь особо чуткий что-то да слышал, но не понимал «что». Люди уже собирались идти жаловаться в администрацию, как прелестная медсестричка, озадаченно подергав дверь, разрешила их сомнения – прилепила табличку «Перерыв». Пришлось разойтись ждать – хорошо хоть кафе есть и телик в зале…
***
-Ну что, сбылась мечта идиота? – насмешливо спросил Кёя, застегивая последнюю пуговицу. Такеши в этом смысле было проще – он майку и не снимал.
Ямамото, блаженно улыбающийся и наблюдающий за любовником с его же кресла, кивнул. Это было…
- Надо запомнить высоту стола – хихикнул он, встав. Легко (высокий зараза, и руки длинные!) приобнял любимого. – Спасибо.
Кёя передернул плечами. Не привык он, чтоб его за секс благодарили. Тем более он тоже в накладе не остался.
- Слушай, я все же хочу спросить - вдруг сказал Ямамото. Даже отпустил. – Мы же встречаемся?
Этим ему наконец-то удалось невозможное: Кёя приоткрыл рот, поразившись подобной тупости.
- Нет, блин, я так прикалываюсь! – огрызнулся он, зло запахивая халат.
- Хаха, прости. – Неловко улыбнулся Такеши. – просто я же выписываюсь, но связь терять не хочу… Дай телефон хоть, а?
Хибари медленно сосчитал до десяти, уговаривая держать себя в руках. Потом словно что-то вспомнив, быстро открыл дверь и стал выпихивать «пациента». Буквально, подпирая плечом и не отвечая на растерянные вопросы не ожидавшего такой подлянки гонщика. Мужчина смог остановить «изгнание Адама из рая» лишь уцепившись за дверной косяк.
- Так да или нет?!
- У меня прием, идиот! – врач злобно швырнул в него забытой рубашкой и силой захлопнул дверь, перед этим коварно крикнув «Следующий – заходите!»
Из зала радостно повалил десяток ожидающих. Очередь успела строго расписать порядок: все по понятиям – у кого талон, кому выписка, кому осмотр. На Ямамото недобро смотрели все – он-то уже прошел, чего стоять, проход загораживать?
И Такеши вынужденно капитулировал.

Свежий воздух, словно впервые наполнил легкие. Ямамото вздохнул полной грудью, с интересом осматривая забытый на все это время внешний мир. Вроде все как и было, и при этом явное ощущение, что-то уже не так. Неясный ответ Хибари не давал полного счастья.
Зачем он так?..
Внезапно, в кармане рубашки запищал мобильник. Мужчина с тоской подумал, что, скорее всего, это менеджер: горит желанием знать – выписали или нет. Вспомнив о работе, Такеши с радостью подумал о своем железном коняшке – его ж из ремонта уже две недели как забрали, дома в гараже ждет!
Мысль о байке (личном, не гоночном), заставила смириться с необходимостью отвечать и потянуться за телефоном. И удивленно вытаращить глаза – звонил вовсе не Гокудера!
Неизвестный номер, с уточняющим «Хибари».
Ямамото мгновенно развернулся – и угадал.
Отсюда, ближе к стоянке, хорошо было видно коридор-галерею от смотрового кабинета на втором этаже. Кёя, стоящий у окна по ту сторону, удовлетворенно закрыл свой телефон (вызов мгновенно оборвался) и скрылся из виду. Скорее всего, пошел обратно к жаждущим исцеления.
Такеши облегченно рассмеялся и уже спокойно направился к стоянке, искать свободное такси.

… Зря он переживал – у них все только начинается.



@темы: 8018, fanfiction

Комментарии
2011-07-16 в 15:17 

[Senri]
курлык
здорово!
встреча Кеи и Ре-куна вообще эпичнэ х))) как вживе себе представил х)))

2011-07-16 в 19:18 

Ковайный бублик
Только один прожил от Начала Света до его Конца: Страх.
мило, задумка интересная)

2011-07-16 в 20:06 

Azaia
чорт))по цитатам можно растаскивать))
очень понравилось)
:heart::heart::heart:

2011-08-10 в 15:55 

Болванщица
Знаете, я тоже буду аистом. Хочу приносить людям счастье^^
:hi2:

   

HibaxYama

главная